25.07.2024

NEOКультура

Новости культуры и шоу-бизнеса

То, что я создаю, открывает горизонты новых ощущений

С 6 по 9 июня в Москве прошел фестиваль «Красная площадь», который собрал множество писателей, читателей и любителей литературы. В рамках этого масштабного мероприятия мы решили пообщаться с некоторыми из участников, чтобы узнать их впечатления, обсудить их творчество и поделиться с вами самыми интересными моментами фестиваля. И сегодня наш гость Борис Пугачев.

Пугачев Борис Львович родился в Москве 22.04.1953 года, после окончания Московского инженерно-физического института (1976 г.) – научная и руководящая работа в международных и отечественных предприятиях и организациях, доктор технических наук (1988 г.), доктор физико-математических наук (2000 г.), профессор (2001 г.), автор 135 научных трудов и 45 изобретений.

Писательская деятельность – с издания в 2010г. Эпопеи «Горизонтальная вертикаль». Далее в 2011–2012годах издательством «АСТ» выпущена серия романов «Дуэль с собой», «Школа обмана», «Зеркало для слепого», «Игры желтого дьявола», а в период до 2023 года – сборник рассказов «Так было», романы «Дурман», «Провал», «Шесть дней осени», две книги избранных произведений, включающие новеллы и публицистику. С 2019 года расширил литературную деятельность жанром поэзии, издав сборники стихов «Нити бытия», «Дневник старика», «Случайные мысли».

Расскажите о своей первой книге «Горизонтальная вертикаль». Она была издана под псевдонимом. Вы не были уверены в её успехе?

Об успехе я тогда не думал. Запускать продажи книги тоже не собирался. Это автобиографическое повествование родилось на основе неудачной попытки узнать что-то о своём деде, погибшем задолго до моего рождения. К нынешнему времени в моём окружении никого из тех, кто хоть как-то с ним общался, не осталось. Я понял, что такая ситуация может реализоваться и для моих потомков. Вот и решил этого не допускать. А псевдонимом я воспользовался из-за нежелания обсуждения моего литературного эксперимента среди коллег, поскольку продолжать подобное творчество не собирался. Когда понял, что литературная деятельность мне нравится и требует продолжения, от псевдонима отказался.

Поделитесь, как ваша серьёзная и ответственная деятельность повлияла на творчество. Много ли в нём отражено из того, через что вам пришлось пройти в жизни?

Многое в прозаических произведениях взято из моих жизненных ситуаций. Я полагаю, что все писатели независимо от жанров основываются на пережитом.

И немного о книгах, представленных на Московском фестивале. Почему именно им отдано предпочтение?

В этих книгах то, что сейчас меня волнует, хотя книга «Избранные произведения» издана шесть лет назад. В ней приведены слегка отредактированные заметки, сделанные мной в разных странах, обстоятельствах и состояниях души. Это летопись части последнего периода моей жизни. Я об этом много думаю, что отражается в моих стихах. Роман же «Провал», на мой взгляд, может объяснить некоторые современные тенденции и события, и тем актуален. Действие романа «Шесть дней осени» типично для нашего времени, а острота сюжета навеяна судьбоносными событиями последних лет. Кроме того, он является завершающим в пятитомной саге о новейшей истории нашей страны, а читатели выражали пожелания продолжить жизнеописание главного героя, поскольку первые четыре тома охватывали всего четыре года его жизни.

Любите ли вы презентации, книжные ярмарки, фестивали? Чего ожидаете от участия в подобных мероприятиях? Часто ли общаетесь с читателями?

Это не совсем корректный вопрос. Я отношусь к этим мероприятиям положительно в силу их необходимости для продвижения моих книг. Однако литературная деятельность – одно из многочисленных моих хобби. Конечно, хочется признания, обсуждения и прочего, но это в значительной степени второстепенно, т. к. я не планировал и не планирую профессиональной литературной деятельности. При этом я понимаю, что упомянутые вами мероприятия являются составляющими этого увлечения. По указанным причинам публичного общения с читателями у меня практически не было. Всё происходит через интернет и редко двухсторонне.

С недавних пор вы стали писать стихи. Говорят, что поэзия может быть эмоционально истощающим и напряжённым занятием. Согласны ли вы с таким мнением и что вам даётся легче: стихи или проза?

Я пока не могу понять, что мною создаётся: стихи или рифмованная проза. Необходимо мнение критиков, а его я, несмотря на многочисленные усилия, не имею. Меня то, что я создаю, ни эмоционально, ни как иначе не истощает. Наоборот, приносит мне удовлетворение и открывает горизонты новых ощущений, хотя война между чувствами и формализацией их в слова – извечный терзающий меня процесс. Рифмы даются мне не труднее, чем проза, но одно четверостишие иногда заменяет несколько страниц прозы, что, по понятным причинам, хорошо.

Как вы думаете, литература может изменить мышление людей в этом мире? И если да, то какая именно литература?

Не до конца ясно, что вы подразумеваете под тезисом «мышление людей в этом мире». Мышление индивидуума – это познание и выводы. С социумом – несколько иначе. Там примешиваются психология, организационные моменты, политика и прочее. В некоторых литературных произведениях, которые мы условно относим к классике, исходный материал для всего этого содержится, но не более. Его осмысление и даже усвоение у людей существенно различается. Поэтому тут правильнее говорить о формировании личностных качеств, т. е. о создании критериев взаимодействия мозга и души, которое в конечном счёте определяет сущность человека, то, кем он является. В реалиях (в мире) этот человек может отстаивать совсем иные ценности, пряча своё эго. Примеров тому масса. Дальнейшее же объединение в социальные группы, где формируется групповое специфическое мышление и мироощущение, – иной процесс, хотя и опосредованно связанный с личностными аспектами. Таким образом, влияние литературы на «мышление людей в этом мире» – одна из переменных в этом сложнейшем функционале и изменить весь процесс не в состоянии. Бесспорно одно: любая литература может влиять на формирование указанных личностных критериев, а роль личности в истории – сложнейшая философская категория.