23.04.2024

NEOКультура

Новости культуры и шоу-бизнеса

Театральный продюсер Леонид Роберман рассказал о готовящейся премьере спектакля «Русский Регтайм»

21 марта в Театре Эстрады состоится премьера балета-дефиле «Русский Регтайм» — новой постановки театрального агентства «Арт-Партнер». В основе сюжета — светская жизнь и мода столичного бомонда в 20-30-е годы. Режиссёром-постановщиком спектакля выступил хореограф, наставник проекта «Танцы» на ТНТ Егор Дружинин, а костюмы для постановки создала известный российский дизайнер Алёна Ахмадуллина. Перед премьерой «Центральной службе новостей» удалось побеседовать с продюсером проекта Леонидом Роберманом и понять, что же ожидает зрителей на спектакле.

«Русский регтайм» — шоу на стыке жанров: это и балет, и дефиле. Почему для выражения идеи проекта были выбраны именно эти направления?

Пусть и говорят, что в начале было слово, но слово имеет очень определенное, узкое значение. Движение тела, пластика, наоборот, значительно шире и тоньше. Когда-то я услышал фразу «Ничто так негромко, как тишина» — то же самое и движение тела. Им всё можно заменить, всё рассказать. Что касается моды — здесь история про разорванность времени. Нам нужны были персонажи с явными различиями, чтобы зритель четко видел, как отличается помещик от купца, купец от чиновника, это всё нужно было очень точно возродить, ибо это время, когда всё стирается. Время, когда в результате мы пришли к «товарищи», «гражданка», «гражданин». Мне нужно было в том числе и костюмами подчеркнуть разницу времен, того, что было, и что есть сейчас. Показать унифицированность сегодняшнего дня, отношений, общества. Отсутствие различий можно было подчеркнуть только противопоставлением.

Шоу — это фантазия о том, как развивалось бы искусство в России, не случись Первая мировая война и революции. Почему выбраны именно эти события?

С одной стороны, потому что хочется понять, когда и с чего это всё началось. С другой стороны, разлом проходил через всё: через семьи, строй, уклады, миропорядок, образование. Нигде человек так не проявлялся, и конфликты нигде так не проявляются, как во время столкновения.

Какому зрителю будет интересен этот проект?

Зрителю, которого беспокоит будущее. Я думаю, что наш зритель будет зрителем ситкома, и, скорее всего, тем, кто стоит в очередях на выставку в музей, покупает билеты на показы недели моды и ходит в разные театры на один и тот же спектакль, чтобы сравнить режиссерские трактовки.

Что вы хотели бы донести до аудитории этим спектаклем?

Я хочу, чтобы зритель на 1,5 часа погрузился в красоту. В красоту движения, линий, балета, пластики, музыки. Я хочу, чтобы, выходя из театра, он взглянул на себя в зеркало, и если он решит, что-то не так, завтра его взгляд на себя немного изменится. И он сделает ремонт в своей жизни, как мы сделали ремонт во времени: заштукатурили трещины от разломов и потерь, нанесли грунт для укрепления своих устоев и наклеили свежие обои, чтобы продолжать жить и дышать полной грудью. Сделали ремонт, или, как принято говорить, реновацию.

Алёна Ахмадуллина — один из самых востребованных, и, как следствие, загруженных российских дизайнеров. Как сложилось ваше сотрудничество?

Алёна — признанный авторитет, и это замечательно. Алёна — один из законодателей моды, и это замечательно. Алёна — одна из самых элегантных женщин, и это замечательно. И всё это одновременно ужасно, потому что весь спектакль должен соответствовать её костюмам. К тому же, у нее была сложная задача — нужно было подчинить своё мастерство и талант общему замыслу. При всём буйстве красок это сделать было не так просто, нужно было забыть о себе и стать частью общего. Она это сделала — честь и хвала. Ещё одна сложность заключалась в том, что костюмы нужно было создать не только по духу эпохи, но и так, чтобы артисты могли в них танцевать и «жить».

Было ли у вас, как у продюсера, собственное видение костюмов, принимали ли вы творческое участие в создании коллекции?

Я не вмешивался. Потому что со мной рядом были профессионалы такого высокого уровня, что было бы странно, если бы я указывал, что и как нужно делать. Очень часто режиссер, не умея раскрыть автора, показывает себя, свою фантазию, мастерство. Это всегда торчит, как пружина из дивана. Наша задача была создать такой диван, в котором эти пружины не выпирали бы.

Режиссером-постановщиком «Русского регтайма» выступил Егор Дружинин, который работал совместно с венгерским хореографом Балажем Бараньяи. Их стили различаются, в этом и была задумка? Как удавалось избежать творческих споров на площадке?

Один из них режиссер современного театра, а другой — классического. Нам нужно было совместить две среды. Они и в жизни очень отличаются, а уж на сцене тем более. А споров не то, что не удавалось избежать, а слава Богу, что они были. Это, пожалуй, самое ценное, о чем может мечтать продюсер. Ведь хуже всего, если творческие споры перестают быть творческими, а начинается борьба самолюбия и амбиций. Хорошо, что мне не пришлось с этим бороться.

Есть ли в планах продолжать экспериментировать с жанрами, создавать новые?

Не дай Бог. Каждый человек должен заниматься тем, что он умеет делать лучше, чем другие.

Вы регулярно выпускаете спектакли на разных площадках. А задумывались ли о том, чтобы создать свой театр?

Задумывался и хотел бы. Но бодливой корове Бог рогов не дал.

https://csn-tv.ru/posts/id267678-teatralnyj-prodjuser-leonid-roberman-rasskazal-o-gotovjaschejsja-premere-spektaklja-russkij-regtajm