17.06.2024

NEOКультура

Новости культуры и шоу-бизнеса

В МХТ им. Чехова Егор Трухин поставил «Маму» Флориана Зеллера


«Мама» — вторая часть трилогии французского драматурга Флориана Зеллера, которая идет в театрах по всему миру. В Москве «Сына» можно увидеть в РАМТе — там его поставил Юрий Бутусов, а «Папу» дают в «Современнике», где главную роль сыграл Сергей Шакуров. Еще одна «Мама» идет в Театре Моссовета на сцене «Под крышей».

«Мама» — вторая часть трилогии французского драматурга Флориана Зеллера, которая идет в театрах по всему миру. В Москве «Сына» можно увидеть в РАМТе — там его поставил Юрий Бутусов, а «Папу» дают в «Современнике», где главную роль сыграл Сергей Шакуров. Еще одна «Мама» идет в Театре Моссовета на сцене «Под крышей».Фото: пресс-служба МХТ им. А.П. Чехова/Екатерина Цветкова

В 22 года Зеллер опубликовал первый роман «Искусственный снег», тут же благосклонно встреченный критиками. А следом и трилогия о семье собрала немало всевозможных литературных наград, моментально перекочевала на сцены театров, а в 2020-м году Зеллер сам снял «Отца» с Энтони Хопкинсом в главной роли, за которую известный актер получил «Оскара». Приблизительно тогда же наши режиссеры начали интересоваться Зеллером.

Все три части семейной, по глубине поднятой проблемы почти античной, трагедии посвящены одиночеству, тотальному и всепоглощающему. Заменить его могут только призраки, которые роятся в голове и постоянно что-то настойчиво нашептывают. И главная героиня «Мамы» Анна, которую сыграла Мария Зорина, тоже одна. Хотя на сцене рядом с ней еще трое — Пьер, муж (Алексей Красненков), Николя, сын (Кузьма Котрелев), Сара, дочь (Мария Сокольская). Все трое — бессловесные персонажи. Как рассказывает Мария Зорина, такой ход родился во время репетиций: отобрать текст у трех героев из четырех — еще больше подчеркнуть одиночество Анны.

Кстати, «Мама» — первая режиссерская работа актера Егора Трухина. В 2017 году он окончил Московскую театральную школу Олега Табакова и сегодня учится на пятом курсе режиссерской мастерской Сергея Женовача в ГИТИСе. По его словам, из «Мамы» Зеллера он хотел сделать личную историю. «Я думаю, мы все в какой-то степени «бросаем» своих мам, — говорит он. — Когда уезжаем в свою жизнь из родного города, из дома, где выросли». Накануне Рождества Анна ждет семью домой, чтобы собраться за одним столом, сварить всем кофе, а заодно похвастаться обновкой — модным красным платьем, которое приобрела по случаю праздника. Вроде бы заслуженное «мамское» желание, но в пьесе расцветающее всеми видами патопсихологических комплексов. Здесь и удушающая любовь к сыну, и холод к дочери — как будто если она полюбит дочь, то сын получит меньше тепла — и нездоровое подозрение мужа в измене. Героиня перебирает обрывки воспоминаний счастливого прошлого: просыпалась раньше всех, шла на кухню, готовила завтрак для детей, доставала их любимые кружки, вела их в школу, а потом долго провожала их взглядом, как они растворялись в толпе. С кем осталась Анна, посвятившая себя семье без остатка, когда дети выросли?

Дети занимаются своей жизнью, а муж постоянно пропадает на работе. Вся надежда Анны на лучшего и любимого Николя. Но ее «ребенок» (пусть и двадцатипятилетний) связался с какой-то девулей, которая маме, конечно, не нравится. Несправедливость, жестокость? Нет, закон жизни. Закономерность? Да, в психологии названная синдромом опустошенного гнезда, с которым героиня не может научиться жить, не может принять единственно верное решение — отпустить. Подчеркнуто холодное пространство сцены символизирует пустой дом Анны: решенная в белых тонах комната, очень напоминающая больничную палату, с голыми стенами и минимально заставленная мебелью. А в настежь открытую дверь время от времени ветер швыряет непрошенные охапки снега. Лишь один раз комната заполнится фотографиями в рамках, уютными шторами и пледом, когда то ли в яви, то ли в фантазии героини вся ее семья наконец соберется вместе.

Главные герои трилогии Зеллера — люди с расстроенным сознанием. Вот и Анна периодически прикладывается к успокоительным, запивая их вином. А на больничной койке ей и вовсе примерещится, будто ненаглядный Николя ее задушил…

Газета The Guardian назвала Зеллера «самым ярким молодым драматургом нашего времени». Он — автор не просто остромодный, но и остроактуальный. Драматург-мужчина написал удивительно точную пьесу о важности, нужности и востребованности женщины не только мамы и хранительницы очага, а женщины, которая сможет найти себя после того, как дети вырастут, и которая будет интересна в своей новой жизни прежде всего себе самой.

https://rg.ru/2022/03/18/v-mht-imchehova-egor-truhin-postavil-mamu-floriana-zellera.html