24.06.2024

NEOКультура

Новости культуры и шоу-бизнеса

Режиссер Кирилл Кузин рассказал о новом сезоне «Сергия против нечисти» и дальнейших планах проекта

«Сергий неубиваем»: режиссер Кирилл Кузин о новом сезоне сериала «Сергий против нечисти» и дальнейших планах проекта

Первый сезон «Сергия против нечисти» вышел в 2022 году. Расскажите, как появился этот проект?

Мой давнишний приятель Кирилл Ситников [сценарист «Сергия против нечисти» — прим. ЦСН] дал мне прочесть десятисерийную историю — жуткую, тяжёлую, в хорошем смысле слова, но захватывающую с первой страницы. Там был триллер, хоррор и всё такое, авторы это преподносили как драму. Мы предлагали историю на разные площадки, но отважился на неё только KION. И когда началась активная часть разработки, мы поняли, что это не помещается ни в какие бюджеты, и, самое главное, до конца не определён формат этой драмы — кто её будет смотреть, где её показывать? Когда мы начали всё разрабатывать, стало понятно, что такой объём будет тяжело финансово протащить, да и непонятно, как это сделать — в масштабах до лучших мировых образчиков мы не дотягивали. Не могу сказать, что это был сильно мой жанр, но меня очень радовала именно персоналия героя. Но здорово, что в итоге мы от этого ушли и сделали такое весёлое, разухабистое, очень свободное кино.

В Вашем проекте главный герой борется со сказочной нечистью — Горынычем, Кощеем Бессмертным и другими известными персонажами. До этого к теме фольклорных злодеев обращался популярный режиссёр хорроров Святослав Подгаевский, снявший такие фильмы как «Русалка. Озеро мёртвых» и «Яга. Кошмар тёмного леса». Почему фольклорные герои так популярны в отечественном кинематографе?

Ответ простой. Во-первых, родовая память, конечно. «Сказка — ложь, да в ней намёк» — это одна из первых фраз, которые ещё в детском саду застревают. Сказки с нами с детства, а ведь нам же не рассказывается, как Кощей стал бессмертным, кто такой вообще Кощей, из какой он мифологии? Эти герои передаются от бабушек к нам, а мы, надеюсь, передадим их своим внукам. Я смотрел на премьере, как молодые ребята на всё реагировали — для них это вопрос самоидентификации, что есть не только греческая история, где из пантеона богов по сути сделали комикс, но и у нас тоже есть своя такая штука. Любой человек любит немножко потаённое, а если, к тому же, мы заостряем внимание на том, что у этого суперзла есть конкретная территория действия — то гордость вдвойне. Отсюда и зрительский интерес, я надеюсь. Вот и мы так аккуратно туда заглядываем.

Актёры, исполнившие главные роли в сериале, — Роман Маякин и Лукерья Ильяшенко — ранее играли любовников в популярном сериале «Сладкая жизнь». Не было ли у Вас опасений, что это амплуа окажет эффект на восприятие Ваших персонажей?

Я Вам сейчас скажу страшную вещь — я до этого не смотрел сериал «Сладкая жизнь», и я не знал Романа Маякина, к сожалению, у меня не было его ни в одном кастинге. Лушу я наблюдал в «Побеге» или ещё в чём-то. Но они оба фантастически у нас попробовались. Луша по сути Рому спродюсировала — у них один агент, они с Ромой где-то встретились. Она говорит: была на проекте, сценарий чумовой, там точно такая же волосатая псина (это она его так называет!), как ты, нужна. Иди, пожалуйста. И Рома пришёл. Не знаю, как было бы, если бы остался первоначальный вариант сценария, но здесь он пришёл и такое выдал, что все однозначно сказали — Маякин. Потом я сделал ещё одну пробу, они вдвоём пришли, сыграли — и всё, там больше ничего не надо было. Между ними есть химия. Не в смысле «любовь», а именно химия — они знают, как друг друга раззадорить, как друг друга обидеть или рассмешить. Это такая тонкая грань взаимоотношений, и она не связана с тем, что они мужчина и женщина.

Между главными героями просматривается явная романтическая линия, которая, тем не менее, пока никак не разрешается. Насколько вообще она важна для комедийного сериала?

Ну, во-первых, дружба между мальчиком и девочкой редко существует. Какие-то прикосновения, их взгляды, движения должны всё время на что-то намекать, но ничего между ними не должно случиться в ближайшее время, потому что потом за ними будут наблюдать, как за парой, а сейчас они два бойца. Помните про Алёшу Поповича мультик — у него там такая, очень бойкая жена, и он страдает из-за этого. Вот и наш герой, пускай пока на расстоянии, но страдает.

Лукерья Ильяшенко не раз в интервью говорила, что мечтает сыграть вампира, и недавно ей удалось это сделать в проекте «Вампиры средней полосы». У Вас же она играет максимально положительного героя и сама борется с нечистью. Почему в «Сергии против нечисти» она оказалась на стороне добра, хотя самой актрисе, кажется, ближе отрицательные персонажи?

Герой не может быть во всём положительным. Если Вы помните первый сезон, Катя [героиня Лукерьи Ильяшенко — прим. ЦСН] там рассказывает свою историю: в 12 лет куда-то пропали её родители, и она, работая в полиции, до сих пор их ищет, а заодно ловит нечисть — не потустороннюю, которую ловит Сергий, а обычную, которая среди нас иногда живёт. Поэтому в её образе есть и ангел, и бес. Да, в самой Луше беса чуть побольше, но ангел там тоже существует. И понятно, что ее героиня за этой своей мужской одеждой скрывает безупречное тело, которое, на самом деле, постоянно привлекает внимание Сергия и всех остальных, но зачем нам это показывать и самим себе, во-первых, упрощать путь, а, во-вторых, его укорачивать. В общем, давайте просто ждать, что будет с Катей дальше, как этот пазл сложится.

В сериале можно заметить большое количество маленьких отсылок к поп-культуре, к стилистике некоторых режиссёров, например, Квентина Тарантино и Гая Ричи. Вы, как режиссёр, добавляете эти вещи для своего личного удовольствия, или в этом есть расчёт на зрителя, когда он бессознательно считывает знакомые моменты?

Так случилось, что мой первый фильм назывался «Самый лучший фильм». Это была пародийная комедия, которая тогда порвала рынок в клочья и заработала столько денег, сколько я себе даже не представлял. К нему можно относиться, как угодно, но шутки оттуда до сих пор цитируются людьми — а это была такая сплошная «пасхалка» на всё. На всё удачное и неудачное, снятое к тому моменту большими и не очень мастерами. И мы тогда развлекали людей своим фильмом, как умели. Может быть, у меня это оттуда осталось — я всё время передаю привет коллегам. В новом «Сергии» у меня есть «пасхалки» для оператора первого сезона, для продюсеров, для моих друзей, но и для зрителя тоже есть. Если бы мы делали какой-то большое серьёзное кино про трагическую историю бурятского мальчика, то там это вряд ли было бы уместно. А здесь, в этой лёгкости, мы можем делать отсылки и к Тарантино, и к Гаю Ричи, и к Дэвиду Финчеру, и ко всем, кого мы любим. И на зрителя в этом, безусловно, есть расчёт.

Отдельно хотелось бы отметить саундтрек — он отлично дополняет сериал. Для Вас музыка — это деталь для общего фона или важная составляющая фильма?

Чаще всего, когда я снимаю, у меня перед началом сцены в ухе играет музыка, которая потом будет использована. Я понимаю, что здесь будет играть, с какой скоростью актёры должны говорить — помедленнее, побыстрее. Так что музыка — это очень важно. Она должна работать, рассказывать про героя — например, у Сергия на его барже всё время играет такой очень жёсткий, олдскульный рэп, казалось бы, вообще ему неподходящий. Но тогда мы понимаем, что он его использует, чтобы не было слышно тех звуков, которые бывают в его пространстве.

А неудачной музыкой кино испортить очень легко. У меня был полнометражный фильм, где в саундтреке стояла «Абба», но затем я ушел снимать другой проект, а «Аббу» купить не смогли, и заменили почему-то Егором Кридом. У меня там была какая-то лёгкая босанова, а композитор попытался её чем-то заменить вместе с продюсером. В итоге они попросту испортили фильм.

Второй сезон вышел в кинотеатрах в формате полнометражного фильма. Какие у Вас впечатления от этого эксперимента, и каким станет продолжение «Сергия против нечисти»?

Если я не ошибаюсь, работа над третьим сезоном уже стартовала. Она идёт без меня, потому что, когда у меня было время на съёмки, не успели дописать сценарий. Сейчас там другой режиссёр, но все те же самые герои, кастинг тот же, история прекрасная. Форма альманаха может быть, но во второй сезон я бы всё равно добавил несколько сцен, если бы знал, что он будет выходить как полнометражное кино. Потому что сейчас те, кто не знает, что это за проект, в кинотеатре не совсем поймут первую часть — там в первых десяти минутах постоянные отсылки к первому сезону. И финал я бы тоже сделал «пофиналистее». Но здорово, что мы рискнули. Но моя мечта снять полный метр «Сергия против Нечисти», полноценный, дорогой проект. Потому как это наш «Железный человек» или «Супермен», у него должна быть своя вселенная, свои герои и своя хтонь, мерч и компьютерная игра. Мы его такого заслужили. Русский Хэнкок.

Не страшно отдавать свой проект на третий сезон в чужие руки?

Страшно, страшно. Я с октября ждал, но, к сожалению, сценарий писать — это не пирожки печь, поэтому долго всё утрясалось, а у меня начался другой проект. Страшно, но Сергий неубиваем. Ребята опытные, режиссёр тоже хороший — я думаю, что они протянут эту нашу прекрасную, лёгкую, панковскую линию, она очень важна. Самоирония, которая есть у всех героев, должна сохраняться. Если её сохранят и не уйдут в «бугагашечку» какую-то, или, наоборот, в жёсткую драму — дальше всё будет хорошо.

https://csn-tv.ru/posts/id178096-rezhisser-kirill-kuzin-rasskazal-o-novom-sezone-sergiya-protiv-nechisti-i-dalneishikh-planakh-proekta