17.06.2024

NEOКультура

Новости культуры и шоу-бизнеса

«Приходил за кулисы»: премьер Большого театра Родькин о Путине и Цискаридзе

Последние несколько недель смену руководства в Большом театре активно обсуждают в прессе. Владимир Урин ушел по собственному желанию с поста директора. Его место занял художественный руководитель Мариинки Валерий Гергиев. Денис Родькин — премьер Большого театра, танцевавший на закрытии Олимпиады 2014 года в Сочи и получивший государственную награду из рук президента России Владимира Путина, в эксклюзивном интервью NEWS.ru прокомментировал перемены, рассказал об общении с Николаем Цискаридзе и постановке «Мастер и Маргарита».

О билетах в Большой, которые «должны быть более доступными»

— Сразу вопрос об ожиданиях: что ждете от смены руководства в театре?

— Время покажет — больше пока мне нечего сказать по этому поводу.

— В этом году исполнилось 15 лет вашей работы в Большом театре. Как он и вы изменились за эти годы?

— Эмоционально, как мне кажется, я всегда чувствовал свою связь с Большим театром. Но на спектакль в БТ впервые попал, когда уже сам там работал. Раньше не было возможности — всегда присутствовал дефицит билетов, во все времена. Сейчас это, соглашусь, достигло катастрофических масштабов. Сколько людей пытаются попасть на «Щелкунчик», километровые очереди. Причем задолго уже, как я понимаю, билетов на этот спектакль нет.

Я не знаю, виноваты перекупщики или кто-то другой. Но вижу несчастных людей, стоящих на ветру, которые пытаются попасть в Большой театр — в партер, на балкон, куда угодно. Я затрудняюсь ответить, как можно решить эту проблему. Но билеты однозначно должны быть более доступными, искусство должно быть не для избранных, а для всех.

Возвращаясь к вопросу о том, каким был я 15 лет назад. Меня долго не принимали в театре. Потому что сюда обычно попадают из московского балетного училища, из Академии русского балета — старейших учебных заведений. Я же был выпускником хореографического училища при народном ансамбле. В отношении ко мне хореографов и коллег читалось: «докатился театр — уже набирают танцоров чуть ли не по объявлению». Года через два меня выделил Юрий Николаевич Григорович, сказал при всех: «Мне почему-то эти люди (заявил он, показывая на тогдашних руководителей театра) сообщили, будто вы ничего не можете (сказал он мне). А вы можете все — надо только работать». После чего холодок в отношениях с коллегами начал потихоньку пропадать. Это было в 2012 году.

«Цискаридзе меня выгнал с урока классического танца»

— Все-таки зависть и интриги в закулисье Большого присутствуют?

— К сожалению, эта болезнь — зависть — неизлечима. У кого-то она в меньшей степени присутствует, у кого-то — в большей. Уникальные и редкие случаи — когда ее нет вообще. Я недавно репетировал с выдающимся танцовщиком Михаилом Леонидовичем Лавровским. Несмотря на то, что я уже 15 лет служу в Большом театре, с ним репетировал впервые. И нахожусь под большим впечатлением от энергетики, от профессиональных качеств Михаила Леонидовича. Он не будет растрачиваться на зависть и интриги. Если ему нравится то, что ты делаешь, — так и скажет. Если нет — до свидания. То есть человек абсолютно прямолинейный.

— Вашим педагогом в театре был Николай Цискаридзе. Это его идея — взять вас в ученики?

— К нему подходили очень многие с предложениями и просьбами о профессиональной подготовке. Он часто отказывал. Говорил всегда так: «Я сам премьер, вырос в руках премьеров и работать буду только с премьерами». Он, конечно, уникальный педагог, его педагогическое мастерство помогло мне занять одно из лидирующих положений в Большом театре.

— Чему он учил вас?

— Во-первых, конечно, балетной технике. Во-вторых, присутствует и образовательный момент. Невозможно же выйти танцевать «Мастера и Маргариту», например, не читая книгу. А есть такие, кто не читает. Николай Максимович этому учит своих учеников: чтобы, помимо репетиций в зале, происходило еще и умственное развитие. Плохие фильмы также иногда полезно смотреть, говорит он, чтобы сравнивать их с хорошими.

— Замечания от Цискаридзе получали?

— Один раз он даже меня выгнал с урока классического танца. В «Лебедином озере» мне давался один из элементов танца. И я услышал в итоге от педагога: «Иди отсюда, я не хочу тебя больше видеть». Расстроенный я ушел. Через полчаса Николай Максимович мне позвонил и сказал: «Что-то с тобой сегодня странное происходило. Но я договорился, чтобы тебе дали станцевать в „Сильфиде“». Но я так и не станцевал. Потому что в Большом театре тогда сменилось руководство.

О нападении на Сергея Филина

— Большой театр тогда переживал сложный период: было совершено нападение на хореографа Сергея Филина. Как это переживалось коллективом?

— Такая чудовищная ситуация, это в первую очередь репутационный удар. Искусство точно не должно ассоциироваться с подобными случаями. До сих пор непонятно — кто прав, кто виноват. И надеюсь, что больше никогда такого не повторится, из этих ошибок сделан вывод.

Я не помню раскола труппы. Но поверить в то, что Павел (танцора Павла Дмитриченко обвиняли в организации покушения на Филина. — NEWS.ru) на это способен, никто не мог. Также за Сергея Юрьевича переживали. Потому что никто не заслуживает такого отношения. Ужасная ситуация.

— С Николаем Цискаридзе Большой театр тогда не продлил контракт.

— Я поддерживал Николая Максимовича как мог, звонил ему, говорил, что если что-то надо, то я рядом. Ему было непросто — все-таки более 20 лет проработал в Большом театре. Сейчас он ректор Академии имени Вагановой в Санкт-Петербурге, передает свои знания молодежи. И это прекрасно — что может в полной мере проявить свои педагогические и управленческие способности.

«Путин часто бывает на спектаклях в Большом театре»

— Некоторое время назад вы получили государственную награду из рук президента России. Как это происходило? Что чувствовали в тот момент?

— Я очень волновался. И одновременно, конечно же, чувствовал гордость. Но не за себя, а за родителей, которые сидели в зале. Мама — учитель, папа работает на заводе. Очень важные профессии, на таких людях и держится государство. И я был горд тем, что родители видят президента. Для них это было что-то неимоверное. Как и для меня. И я горжусь тем, что лично видел президента и получил награду из его рук. Владимир Владимирович по протоколу сказал, что «награждается за вклад и популяризацию отечественного хореографического искусства в России и за рубежом», и назвал мое имя. Руку пожал, ладонь крепкая, ну а какая должна быть у президента? Крепкая, мужская.

Он довольно часто бывает на спектаклях в Большом театре. Не раз приходил за кулисы. Всегда благодарит за то, что мы несем искусство в России и за рубежом. И видно, что ему это действительно и важно, и интересно. Многие политики приходят на спектакли. Но чаще стараются не афишировать свое присутствие, они ведь живые люди и хотят отдохнуть вне публичного поля в своей ложе.

«Отменить русскую культуру невозможно»

— Вы успешно выступили в Дубае с собственным спектаклем, планируете постановки в Санкт-Петербурге и Москве. Какие впечатления от проектов?

— В этих проектах я сам выбираю состав исполнителей и репертуар. Идея, режиссура, художественное видение — мои. Лучшие площадки: в Москве — Кремлевский дворец, в Дубае — потрясающее сооружение «Дубай Опера». Совершенно случайно предложили сделать там вечер, и я подумал: если предлагают, то надо соглашаться. И Санкт-Петербург — самая, как мне кажется, сложная площадка — колыбель классического балета.

Во всех трех постановках участвуют премьеры Большого театра и Мариинского, лучшие, на мой взгляд, артисты Москвы и Санкт-Петербурга. В Дубае также из Нидерландов танцуют ребята, из Берлинской оперы и Ла Скала. Все они счастливы потому, что я и моя команда пригласили их работать. И все зарубежные артисты, так же как и мы, не принимают и не понимают ситуацию попыток отмены русской культуры на Западе. Почему культура должна страдать из-за политических амбиций? Этого не должно быть. И зарубежные коллеги каждый раз подчеркивают: мир настолько зависим от русской культуры, что отменить ее невозможно.

Не боялся ли Родькин стать Воландом на сцене

— В спектакле «Мастер и Маргарита» в Большом театре вы играете Воланда. Как идет роль?

 «Мастер и Маргарита» — одно из моих любимых произведений. Но крайне сложное для восприятия. А в возможность постановки балета я не верил вообще, не представлял. Но мне очень понравилась задумка хореографа Эдварда Клюга — то, как представлен именно Воланд. Он «правит балом», не суетится, личность очень ярко показана. Даже его появление эффектно. Когда мои родители приходили на премьеру, то так и не поняли, откуда я появился на сцене. На самом деле персонаж выезжает из люка — и складывается впечатление действительно магии.

При этом в спектакле не затронуты библейские сюжеты, Воланд — вовсе не отрицательный персонаж, а даже положительный. Меня это зажгло. И это единственная партия, которую я попросил сам. То есть подошел к руководителю театра и сказал, что хочу играть Воланда.

— Произведение считается мистическим. У вас при подготовке балета мистика присутствовала?

— За неделю до премьеры новую сцену Большого залило водой. Я в Новосибирске находился на гастролях и своему педагогу Александру Николаевичу Ветрову скинул новость. Он ответил: «Проделки Воланда». На самом деле я не суеверный человек. Не верю в то, что произведение может повлиять дурно на мою жизнь. Тем более если брать исполнителей роли Воланда в кинематографе или в театре, то у них в принципе неплохо все сложилось. Олег Басилашвили (играл Воланда в фильме режиссера Юрия Кары. — NEWS.ru) — у него блестящая карьера, интересная судьба. Валентин Гафт (играл в фильме Владимира Бортко. — NEWS.ru) прожил долгую жизнь и был умнейшим человеком. Дмитрий Назаров (внесен Минюстом РФ в список иноагентов) играл Воланда в спектакле МХТ имени Чехова — вот у него есть проблемы, но персонаж здесь, я думаю, совершенно ни при чем. Так что никакого суеверия у меня нет.

Мне кажется, что если Воланда танцевать или играть с достоинством (если он существует, грубо говоря), то он будет доволен. Ну и будет доволен тем, что постановка о нем идет в Большом. Потому что Большой театр остается лучшим театром, кто бы что ни говорил.

Какая пенсия будет у премьера

— Через пять лет вас ждет официальная пенсия, ранняя, как у всех артистов балета. Имеете ли уже представление о сумме будущих пенсионных начислений?

— Тысяч 12. Нет, чуть больше, около 20 — если считать с московскими дотациями.

Пока целенаправленно не думал, чем буду заниматься. Сейчас мой жизненный план составлен только до конца декабря, а дальше я не загадываю. Потому что жизнь в принципе непредсказуемая. Скажем, недавно я станцевал в Баку «Легенды о любви» и «Спартака». Затем решил дать себе четыре дня отдохнуть. Отдохнул. А потом пришел на урок, прыгнул — и у меня что-то надорвалось под икрой. А я ведь не планировал травму. Поэтому планировать свою жизнь больше чем на две недели вот так серьезно в нашей профессии невозможно.

Но я закончил балетмейстерско-педагогический факультет МГАХ (Московская государственная академия хореографии. — NEWS.ru) и также факультет культурной политики и гуманитарного управления при МГУ. Совершенно точно образование лишним не будет. Ну а в целом главное — чтобы наша страна развивалась и процветала. Как культурно, так и экономически. Этого желаю всем нам в преддверии наступающего Нового 2024 года.

https://news.ru/culture/prihodil-za-kulisy-premer-bolshogo-teatra-rodkin-o-putine-i-ciskaridze/