23.04.2024

NEOКультура

Новости культуры и шоу-бизнеса

От романтики до мессы: Юрий Башмет завершил фестиваль в Москве

Юрий Башмет закрыл свой V Зимний международный фестиваль в Москве роскошным романтическим концертом из Россини, Шуберта и Тартини в «Зарядье».

В нем приняли участие «Солисты Москвы», бас Ильдар Абдразаков, скрипач Даниил Коган, вокальный ансамбль Intrada и другие артисты.

Начали с сонаты для струнных № 3 до мажор Россини. Она написана для четырех струнных, включая контрабас. Переложить для «Солистов Москвы» не стало трудной задачей. Ранний Россини сложен скорее своей экзальтированностью, когда композитор перелетает из одной стилистики в другую, не всегда оставляя их композиционно оконченными. Юрий Башмет показал буквально мастер-класс, как привести все это к единому знаменателю — «Солисты» звучат породисто, основательно, и при этом по-россиниевски легко. И все эти фактически соло то одного инструмента, то другого внутри ансамбля выглядят логично, оправданно.

Даниил Коган из знаменитой династии скрипачей Коганов выбрал романтическую сонату «Дьявольские трели» для скрипки и фортепиано соль минор Джузеппе Тартини в переложении для скрипки с оркестром, здесь к «Солистам Москвы» присоединились духовые. Сам автор рассказывал так об истории создания этого странного произведения:

«Однажды, в 1713 году, мне приснилось, что я продал душу дьяволу. Все было так, как я желал — мой новый слуга был готов исполнить любое моё желание. Я дал ему свою скрипку, чтобы понять, может ли он играть. Как же я был ошеломлён, услышав такую замечательную и прекрасную сонату, исполненную с таким мастерством и искусством, которую я даже не мог представить. Я чувствовал себя заколдованным, не мог дышать, и тут я проснулся. Сразу же я схватил скрипку, чтобы хотя бы частично запечатлеть мой сон».

Даниил Коган почти полностью отказался от кантилены и совсем уж от вибрато, столь воспетыми Тартини, и предпочел играть коротким сухим звуком. Это прибавило ощущения виртуозности, но очевидно обессмыслило многие идеи композитора. И темп Коган ради той же виртуозности несколько загнал, что встало в ущерб певучести скрипки. Каденция тоже мало чего прибавила в смысле чувственности. И все-таки он сыграл, и очень эффектно сыграл! Даниил находится в поиске собственного звучания, и за его экспериментами невероятно интересно наблюдать.

Ильдар Абдразаков снова доказал, что находится в великолепной певческой форме. Из Россини он спел арию Ассура из оперы «Семирамида» (сразу две даже), арию Мустафы из оперы «Итальянка в Алжире» и свой конёк — арию Дона Базилио из оперы «Севильский цирюльник». Причем показалось, что оркестр ему немного мешал, а именно духовые перекрывали его вокал там, где не надо бы. Но надо отдать честь Абдразакову, — он быстро сориентировался в ситуации, прибавил, и попросту перекрыл своим басом всё и вся. Подаренным поклонницей букетом Абдразаков воспользовался в арии Дона Базилио невероятно артистично: и нюхал, и отрывал лепестки, а потом в гневе просто выбросил. Артист.

Симфония Франца Шуберта № 8 («Неоконченная»). Совсем ничего неизвестно о замыслах Шуберта, но мне всегда она казалась идеальным произведением про прихоти океана, — то штиль, то шторм с пеной волн, — все эти изменчиво-переменчивые обстоятельства, и при этом романтичные и фактически песенные интонации. Так «Солисты» и сыграли. От разработки темы к трагическому пафосу, и далее к скорбной коде первой части. Элегическая мелодия гобоя и кларнета, восходящие секвенции оркестра с эмоциональными взрывами. И вот уже печальная отрешенность второй части, с колебаниями мажорного и минорного ладов, неожиданными сдвигами и тональными переходами, которые позднее кристаллизуются у Листа и Шопена (даже не слышавших «Неоконченную»). Отличная работа «Солистов Москвы». И валторны, и гобои не подкачали.

«Пастух на столе» Шуберта для голоса с оркестром планировалось исполнить в оркестровке Планнера. Однако исполнили в версии Андрея Артемова, а не Антона Сафронова, который присутствовал в зале «Зарядье». Не стоит вдаваться в споры о том, что лучше, — все прозвучало в исполнении «Солистов Москвы» безупречно. Михаил Безносов на кларнете солировал тончайше и воздушно, а солистка сопрано Елене Гвритишвили, артистка Молодежной оперной программы Большого театра России и приглашенная солистка Стасика. Наслаждение от изящной переклички нежного сопрано Гвритишвили и деликатного кларнета Безносова бесценно.

А свой фестиваль в Москве Юрий Башмет неожиданно закончил Мессой № 2 соль мажор для хора, органа и струнных того же Шуберта с «Интрадой». Кажется, Юрия Башмет подает нам какой-то знак. Концерт в день своего рождения он составил только из «Ленинградской» симфонии Шостаковича, той, что про блокаду Ленинграда. А теперь вот месса. И никакой почти романтики больше.

«Солисты Москвы» сыграли аутентично, именно как мессу, несмотря на множество песенных мотивов в партитуре. Партия органа за Александрой Кореневой, вокальные партии — сопрано Елене Гвритишвили, тенор Марк Ким и бас Демьян Онуфрак. Я бы не стал говорить об этом исполнении как об эталоне, но атмосферность точно была. И точность, что тоже важно. Гораздо важнее, что именно этой мессой Шуберта Башмет решил завершить свой фестиваль. И завершил. Теперь-то очевидно, что это вообще самый значимый фестиваль академической музыки в Москве. И спорить не с кем.

https://newsmuz.com/news/classic/ot-romantiki-do-messy-yuriy-bashmet-zavershil-festival-v-moskve-48992