24.06.2024

NEOКультура

Новости культуры и шоу-бизнеса

Как дела, дачники на Бали?

Манифест Богомолова, или «Асса» 30 лет спустя»

В этом спектакле много юмора. Настоящего. Такого, что сперва вызывает смех, а потом вопрос: а что именно насмешило? И начинаешь думать. И о постановке, и о ситуации в стране, и о себе. Потому что это качественная сатира — памфлет Константина Богомолова в Театре на Бронной.

«Дачники на Бали, или «Асса» 30 лет спустя» — в самом названии сразу две отсылки. К Горькому и его «Дачникам» и картине Соловьева «Асса». Но как только начинаешь смотреть, сразу понимаешь: параллель явная и другая — то, что нас (не) окружает после 24 февраля.

Я умру, а вы останетесь: тусклая жизнь сбежавших из России

(Русская интеллигенция — у Горького) сбежавшие олигархи и их жены — у Богомолова — собираются на роскошной вилле (адвоката) бизнесмена Басова на Бали. Как и у писателя, наши герои — обнаглевшие и, видимо, уставшие от своей райской российской жизни, но равнодушные к происходящему в стране. Их волнует только одно: не потерять эту сытую жизнь. А некоторые, кстати, уже ее лишились, но их это, кажется, не особо заботит.

Идею постановки Константин Богомолов фактически выразил в трех статьях на РИА Новости: «Диетическое горе» о российской элите (хотя взять бы это слово в кавычки!), «Замри — умри — воскресни» о том, что мы называем искусством, и «Я умру, а вы останетесь?» — о тех, кто сбежал.

Украины в постановке тоже много, а СВО становится важным смысловым фоном спектакля.

У сцены нет задника: привычное театральное возвышение находится между зрительскими рядами. Герои словно зажаты с двух сторон, при этом не занимая ничью сторону, — потому что им опять же все равно.

А герои кто?

Сергей Сергеевич Басов в этой постановке — олигарх. Именно в его доме и собирается весь его ближний круг. У интеллигенции же есть некий лидер: к нему идут или за средствами, или за связями, или за советом. Но не из-за того, что своего ума нет, а потому, что можно перевалить ответственность, вроде как получив мудрое наставление патрона.

Жена Басова, Варвара Михайловна, — с хорошим воспитанием, не шибко умна, но точно не дура: хитрая, расчетливая, обожающая праздную жизнь. То ли модель, то ли режиссер, то ли продюсер, хочет снимать кино, но не может. В Москве — потому что сбежали из России, в США — потому что муж-олигарх, очевидно, под западными санкциями.

Супруги друг друга не любят, да и не особо уважают. Но такой брак должен быть — для красоты. Он богатый, уже был женат, она — молодая и симпатичная.

Кажется, что перед зрителями классические герои Горького, имена и типажи сохранены. Но тогда это был бы не Богомолов.

Сергей Басов, безусловно, образ собирательный. Вопрос, из кого собрали. Тут и Михаил Фридман угадывается, и Михаил Ходорковский (признан Минюстом России иноагентом), да и несколько других некогда интеллигентов России.

Хотя Сергей Сергеевич в этой постановке, скорее, политически аморфный: ни о каких публичных заявлениях речи не идет — потому что бизнес в России же остался.

У Басова мельком проскакивает одна мысль — показательная: «Они нас повесят и будут правы, потому что мы этого заслуживаем». Кто повесит — не уточняется, но угадывается.

Еще один герой пьесы — Петр Суслов, владелец банка «Начало». Сбежал из России задолго до СВО, потому что украл деньги вкладчиков. Болен раком.

И тут вспоминаешь о бывшем председателе правления банка «Открытие» Евгении Данкевиче, да и об Олеге Тинькове, конечно.

Суслов беспробудно пьет, потому что знает, что умирает (чтобы не было мучительно больно). Бьет жену-актрису. Иногда размышляет — в том числе и об Украине.

«Там могли пальмы расти, а русские сажали редис, поэтому нет литературы», — возмущается банкир в алкогольном угаре.

Другие образы тоже собирательные: сестра Басова — поэтесса, брат Варвары — молодой режиссер, Марья Львовна — бывшая проститутка, удачно вышедшая замуж, ее дочь — представительница поколения «ТикТока».

У каждого героя — трагическая история, правда, особого сочувствия они не вызывают.

И все хотят в Москву! Скучают — даже по снегу, который идет 31 декабря. А жизнь на Бали явно унылая. Но им все равно, менять ничего не хотят. Бессмысленные разговоры, выпивка, наркотики, измены, тоска по дому и родным.

Персонажи Горького хотя бы пьесу поставить собирались, но ничего не получилось — не смогли организоваться. А у героев Богомолова — вообще только вялая подготовка к празднованию Нового года.

В пьесе Максима Горького на дачу приезжает некий литератор Шалимов. Его фамилию персонажи даже и запомнить не могут. У Богомолова все по-другому, и это важно. Поэт и музыкант с не такими, как у героя исходной пьесы, именем и отчеством — Борис Григорьевич.

Обитатели «дачи» постарше называют его «великим русским поэтом», ведь он тот самый признанный Минюстом России иноагентом БГ, пророк, который исполняет «Под небом голубым есть город золотой».

Однако у молодых героев — Власа, брата Варвары, и Сони, дочки Марьи Львовны, — на этот счет совершенно другое мнение.

«Это песни его молодости, но не вечности», — говорит Соня.

А Влас намекает, что в тексте Анри Волохонского (кстати, музыка тоже не авторства БГ) город над, а не под небом голубым. Речь ведь идет о рае на земле.

«А он зачем-то поет «под небом голубым», — удивляется Влас.

В том числе поэтому становится понятно, почему спектакль называется «Асса» 30 лет спустя».

В фильме, если вспомнить, фигурируют три рок-группы конца 80-х, вестники перемен: «Аквариум», «Браво» и «Кино». Вот только песни последних двух (особенно последней) актуальны до сих пор. А что с БГ?

Музыкант это понимает, и даже его преданные поклонники выбирают старые композиции, одна из которых — вообще не его, для новогодней вечеринки… Да и последний год он ничего не пишет.

В итоге естественный для постановки финал — суицид прямо в разгар праздника. Хозяин дома Басов даже не хочет вызывать полицейских, чтобы те увезли тело, — это же испортит веселье.

«Пусть висит до утра. До утра не завоняет же?» — спрашивает он.

Особый вопрос: женский

Жена Басова Варвара хоть и молода, но «часики-то тикают» — хочет ребенка. Однако антидепрессанты и наркотики не способствуют зачатию. А принимает она их, естественно, из-за мужа, который ее не понимает.

Юлия Филипповна — актриса, жена банкира Суслова. Даже обитатели дома не могут определиться: хорошо она играет или плохо.

Ее монолог, обращенный к мужу, звучит пронзительно, наивно, искренне.

«Косметика нужна женщине, чтобы замазывать трупные пятна. А мы хотим быть убитыми вами и снова воскресать, чтобы снова быть убитыми», — говорит она.

Тем временем Соня собирается в Москву: ее парень уходит добровольцем на фронт. Вырывается из балийского болота и Влас.

А что обитатели дома? Им все равно. Так и заканчивается спектакль.

Они мертвы— и неважно, кто физически, а кто морально.

https://ria.ru/20230914/teatr-1896131782.html