20.05.2024

NEOКультура

Новости культуры и шоу-бизнеса

Вышла в свет новая книга историка и писателя Сергея Нечаева «Русская Ницца»

Книги историка и писателя Сергея Нечаева уже полюбились нашим читателям. Малоизвестные страницы из жизни великих людей всегда интересны публике. Но новые книги этого автора, которые вышли в издательстве «Аргументы недели», радикально отличаются от всего того, к чему он успел приучить наших читателей. Сегодня мы поговорим о его книге под названием «­Русская Ницца».

У РУССКИХ есть уникальная особенность. Когда они куда-то приходят, то меняют мир под себя и подчас находят в глухих уголках что-то такое, что делает эти уголки знаменитыми на весь мир. И ладно, если это касается первооткрывателей неведомых земель и далёких провинций, куда «русские варвары врывались, оставляя после себя больницы и библиотеки». Нет, такое случалось и когда русские открывали такие уголки в, казалось бы, просвещённой и густонаселённой Европе.

Так, существует мнение, что первые русские появились на Лазурном Берегу Франции «чуть раньше французов, но несколько позже римлян». Именно русские сделали ничем тогда не примечательную Ниццу «столицей» Французской Ривьеры, знаменитой на весь мир. Моде на всё русское на Лазурном Берегу мы обязаны вдовствующей императрице Александре Фёдоровне, купившей здесь однажды поместье за нитку жемчуга.

Русских и французов вообще удивительно многое связывает, хотя, казалось бы, география этому вовсе не способствует. Россия – крайняя восточная точка Европы, да и то далеко не все готовы считать Россию Европой, в том числе и в самой России. Франция – на противоположном краю. Западнее её в Европе только Португалия и Великобритания (которую тоже далеко не все готовы считать Европой, в том числе и в самой Англии). Но галантная Франция всегда привлекала к себе взор русских аристократов и позднее буржуазии. А французов в неведомом и непостижимом бескрайнем соседе по континенту завораживали его необъятность и масса возможностей. Это сейчас французы носы воротят от нашего «варварства», а не так ещё давно они за счастье почитали устроиться в Москву или Питер гувернанткой или учителем.

Миграция шла в обоих направлениях, причём началась она в XI веке, когда во Францию навсегда уехала Анна Ярославна, дочь киевского князя Ярослава Мудрого, ставшая там женой короля Генриха I и матерью короля Филиппа I. В тех краях она вошла в историю под именем Анна Русская. В наш безумный век в угоду пигмейским прихотям её пытаются переименовать в Анну Украинскую. Причём делают это не только бесноватые небратья, но и сами потомки её подданных. Но эти потуги ничего, кроме гомерического хохота, вызвать не могут.

В обратную сторону «трансфер» был ещё более оживлённым. Хорошо известен и сподвижник Петра I Франц Яковлевич Лефорт, в своё время вынужденный покинуть Францию из-за участия в дуэли. Или граф Александр Фёдорович Ланжерон, генерал от инфантерии российской армии, перешедший на нашу службу в 1790 году; Арман-Эмманюэль дю Плесси, герцог де Ришелье, внучатый прапраправнук знаменитого кардинала де Ришелье, эмигрировавший в Россию после Великой французской революции и ставший градоначальником Одессы (тем самым знаменитым Дюком, над памятником которому сгустились тучи в связи с тем, что он олицетворяет для щирых панов имперскую Россию), и многие-многие другие. Исторически так сложилось, что в конце XVIII – начале XIX века в России жило и работало множество французов. Особенно их число здесь увеличилось после Великой французской революции.

Заметное движение в обратном направлении началось где-то в середине XIX века. Русскую эмиграцию во Францию можно разделить на пять основных этапов.

Первый этап – дореволюционный. Сюда входят все виды эмиграции из царской России во Францию: экономическая, политическая, учебная, артистическая. По данным официальной статистики, в 1851 году во Франции проживало 9, 3 тысячи русских.

Второй этап открылся российскими революциями начиная с 1905 года и завершился Второй мировой войной. Огромная волна эмиграции на втором этапе привела к тому, что численность русских за рубежом достигла 2, 5 миллиона человек.

Третий этап начался после Второй мировой войны и был связан с невозвращением на родину бывших военнопленных и перемещённых лиц. Считается, что после окончания войны и немецкой оккупации Франции здесь осталось около 100 тысяч бывших советских граждан.

Четвёртый этап, уже не столь массовый, – исход из России инакомыслящих (1970–1991). В этот период попасть во Францию можно было и путём брака с французом, хотя тогда это были единичные случаи.

Пятый этап связан с русскоязычными гражданами, уехавшими из стран бывшего СССР в постсоветский период. В это время начала процветать экономическая эмиграция: многие надеялись найти во Франции хорошую работу. Пятый этап был отмечен и волной прибытия во Францию так называемых «новых русских». Именно они составили большинство из тех, кто купил себе шикарные виллы на Лазурном Берегу и прекрасные квартиры в самых дорогих кварталах Парижа.

О том, как развивался «аристократический туризм», и о судьбе многих венценосных скитальцев на чужбине, как всегда, увлекательно рассказывается в книге историка и писателя Сергея Нечаева «Русская Ницца».

https://argumenti.ru/culture/books/2023/02/814622