13.04.2024

NEOКультура

Новости культуры и шоу-бизнеса

В Екатеринбурге завершен конкурс молодых артистов оперетты и мюзикла

Восьмой по счету конкурс артистической молодежи, работающей в жанрах оперетты и мюзикла, завершился в Екатеринбурге, как всегда, бравурно, ярко, триумфально: парад талантов, слетевшихся в уральскую столицу со всей страны, вихри волшебной музыки, молодая энергетика.

Прошел третий тур, и для передышки за рояль сел глава жюри Максим Дунаевский, который в этом театре не гость, а соучастник многих его взлетов, и в компании с екатеринбургскими артистами – пора-пора-порадуемся! — спел свои популярные хиты, им подпевал весь зал. Он же вручал призы, а тем, кто остался без наград, посоветовал не огорчаться, а сесть, хорошо подумать и, не останавливаясь, обязательно идти дальше. Число участников конкурса, подчеркнул он, было рекордным — 121 человек: «и мы в жюри уже примечали талантливых артистов, которые составят будущее жанра. Так что этот конкурс – в сущности, большой кастинг. Он уже стал стартом для очень многих теперь знаменитых артистов Свердловской музкомедии и других театров страны. Очень важный конкурс для всей театральной жизни!»

К этому делу серьезно относятся и местные власти: город театральный, музыкальное творчество здесь холят и пестуют, и конкурс проводится целиком за счет областного бюджета при активной поддержке губернатора и министерства культуры.

Праздник отгремел, время подумать о том, какие тенденции он выявил. Так вот, похоже, мы присутствуем при окончательном угасании целого театрального жанра. В этом году фестиваль «Золотая маска» не предъявил ни одной оперетты. На афишах она редкий гость, огромный ассортимент ее сокровищ сократился до трех-четырех живучих названий: «Принцесса чардаша», «Веселая вдова», «Летучая мышь»… что еще? На моей памяти только вечный экспериментатор Свердловский театр музкомедии еще пытался рисковать – ставил популярнейших в мире, но неведомых у нас Гилберта и Салливана («Микадо»), полузабытого Зуппе («Боккаччо»). Жанр умирает?

Ответят: на него нет спроса. Но когда дают Кальмана или Штрауса, залы полны, к тому же спрос формируется качественным предложением. А с предложением и особенно с качеством проблемы: нужны не разовые успехи, а полноценная жизнь жанра; нужны голоса оперного класса, а выпускники консерваторий к оперетте относятся без энтузиазма – хотят оваций больших оперных залов. Ведущие театры ставят мюзиклы или жанровые новообразования типа «Фомы» по песням Шевчука в Новосибирске и запланированного в Екатеринбурге зонг-шоу по песням группы «Чайф», которыми надеются привлечь вскормленную роком публику. «Фома» стал триумфатором «Маски» — то есть и главный театральный конкурс готов поддержать тенденцию, ведущую театр в тупик: музыка становится все более неприхотливой.

На екатеринбургском конкурсе эта тенденция угасания проявилась наиболее парадоксально. Его программа сложена по заявкам участников, и среди них лидировала именно оперетта. Здесь больше сильных конкурсантов, много отвязной, хотя не всегда удачной импровизации, присущего жанру комического «хулиганства», который и делал его живым, любимым. А главное, звучала настоящая музыка, требующая вокального и актерского мастерства. Но именно в этой номинации жюри не нашло, кого наградить первой премией: угасает жанр, но сначала угасла школа.

Вдруг обнаружила дефицит музыки номинация «Мюзикл». Шел материал усредненный, без индивидуальности и мелодических изысков. Лишенные обрамления в виде сценографии и спецэффектов, исполненные людьми без голоса, иногда даже слуха, эти номера выглядели конвейером штамповок. Итог: седьмой раз подряд на этом конкурсе не присуждается Гран-при.

Уцененные навыки сказываются на общем уровне музтеатров. Например: оперетту поют без микрофонов – но актеры уже привыкли быть громогласными без усилий, и диалоги не были слышны. Заметно недоверие к жанру: в опереточном конкурсе мы слушали не только Кальмана, но и Россини – это что, предвестие поры, когда оперетта сохранится только в виде комической оперы? Как в XIX веке?

И несколько слов о хозяевах поля – Свердловском театре музкомедии, на двух сценах которого все происходило. Восьмой конкурс стал первым, проведенным без его создателя и вдохновителя, человека-легенды Михаила Сафронова, директора театра и автора многих блистательных проектов. И конкурс, и сам театр сейчас на распутье: здесь учреждена должность худрука, которым стал молодой режиссер Филипп Разенков, а многолетний художественный лидер труппы Кирилл Стрежнев остался главным режиссером. Театр пока в отличной форме, в нем сильная труппа и хороший оркестр, ведомый такими мастерами, как Борис Нодельман и Антон Ледовский. Но взятый им в последнее десятилетие мощный разбег прерван накатом драматических обстоятельств, и хрупкое существо, которым всегда является театральное чудо, вступило в пору опасностей. Из-за санкций и связанных с ними лицензионных трудностей стали невозможны некоторые уже начатые проекты, и новая художественная программа пока в тумане. Как сложится судьба прекрасного театра, будет ли продолжена его традиция преемственности художественного руководства, интеллигентности и культуры – покажет ближайшее будущее.

Итоги VIII конкурса имени Владимира Курочкина

ОПЕРЕТТА. I премия не присуждена. II премия – Ирина Лесных, Сергей Рязанов (Москва). III премия – Алина Шайхеева (Новосибирск), Роман Вокуев (Петербург), Степан Волков (Самара).

МЮЗИКЛ. I премия – Станислав Баксараев (Краснодар), Светлана Павлова (Екатеринбург). II премия – Александр Шарабарин (Железногорск), Мария Паротикова (Москва). III премия – Дмитрий Воробьев (Москва), Ксения Шабалина (Сыктывкар).

https://rg.ru/2022/05/30/v-ekaterinburge-zavershen-konkurs-molodyh-artistov-operetty-i-miuzikla.html