22.04.2024

NEOКультура

Новости культуры и шоу-бизнеса

«Садко» — довольно редкая по нынешним временам постановка, в которой главный герой — музыка

Андрей Максимов — о том, как прошла опера «Садко» на Исторической сцене Большого театра.

На прошлой неделе на Исторической сцене Большого театра свою версию оперы Римского-Корсакова «Садко» показал Башкирский государственный театр оперы и балета.

Какой только не бывает опера нынче! Постановщики очень любят удивлять нас, зрителей, разными экспериментами: герои классических опер могут попадать не просто в нынешнее время, а, например, прямиком в интернет. Они говорят по мобильным телефонам и рвут страсти в супермаркетах… Иногда это бывает интересно, иногда — не очень.

Художественный руководитель Башкирского государственного театра оперы и балеты, постановщик оперы «Садко» Аскар Абдразаков решил рискнуть, что называется, по-взрослому: осуществить предельно традиционную постановку.

Пушкин писал, что автора надо судить по законам, им самим над собой признанными. Если верить гению и поступить так, то «Садко» — абсолютно, предельно гармоничная работа. Здесь традиционно все: от мизансцен до оформления. Герои выходят на авансцену, поворачиваются лицом к зрителю и поют. Здесь нет каких-то драматических страстей или изысканных мизансцен.

Не надо спрашивать: «Почему в сцене пира нет пьяных? Или почему костюмы героев настолько чистые, что трудно поверить, будто эти люди ходили по былинным российским дорогам? Или почему единственное проявление любви — робкое объятие мужчины и женщины?»

Надо заметить, что сюжет оперы «Садко» довольно причудлив, странен и не до конца понятен. Раскрывать его весьма неблагодарная задача.

«Садко» — действительно довольно редкая по нынешним временам постановка, в которой главный герой — музыка. Неслучайно на постановку Абдразаков пригласил дирижера Феликса Коробова — народного артиста России, музыкального руководителя Московского театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Во-первых, Коробов — это всегда качество. Но кроме того, он — дирижер, который боготворит русскую музыку, и оркестр под его руководством умеет ее играть. Четыре часа идет спектакль — четыре часа волшебной музыки. Собственно, это уже победа.

Сегодня оперу подчас ставят нарочито бедно, как бы приближая ее к жизни. Мир-то вокруг нас не больно яркий, вот и в опере так должно быть. Так тоже можно. Однако замечательный художник Иван Складчиков пошел по иному пути. Театр смог себе позволить: семь картин — семь смен декораций. И каких!

Башкирский «Садко» невероятно красив! Да, декорации в общем традиционны, но иными в таком спектакле и быть не могут. Зато красивы по-настоящему.

«Садко» — довольно редкая по нынешним временам постановка, в которой главный герой — музыка

Как и костюмы. Они не могут быть припорошены «пылью дальних дорог» и рваные. Складчиков помогает Абдразакову сделать красивую сказку. За правдой жизни — не сюда. Здесь царит правда искусства, правда красоты.

Чтобы музыка стала главным действующим лицом, нужно: а) оркестр с замечательным дирижером. Это имеется. И б) солисты. Чтобы мы, зрители, не устали смотреть на героев «Садко» в традиционных мизансценах, их пение должно завораживать.

На мой взгляд, это была самая сложная задача, и она решена.

На заглавную партию из «Геликон-оперы» приглашен Игорь Морозов. Те, кто ходит в «Геликон-оперу», — мне там иногда выпадает счастье бывать — знает, что Дмитрий Бертман собрал уникальную труппу оперных солистов. В этом спектакле особых характеров никто не создает, не в этом задача. Главное — донести великую музыку до нас. Морозову это вполне удается, более того — все-таки получается сыграть живого человека.

Две странички программки исписаны действующими лицами, и можно перечислять всех. Провалов нет. Будь это относительно короткие партии: скажем, Старчище могуч — богатырь (блестящая работа А. Каипкулова) или веденецкого, или индийского гостя (наше «браво» А. Вальмухаметову и А. Каюмову). Арию варяжского гостя, как известно, пел сам Шаляпин, в башкирском «Садко» это делает режиссер спектакля А. Абдразаков, как всегда, замечательно.

Чудесные главные женские партии (А. Каримова и Р. Звегинцева). Очень живые скоморохи (Р. Рахимов, И. Аралбаев). Грозен царь морской (А. Гизатуллин) и таинственен гусляр Нежата (Н. Ибрагимова)…

Остановлюсь. Потому что перечислять можно бесконечно, никакой газеты не хватит.

Позволю себе слово, которое в общем не так часто употребляется в отношении произведений искусства, и тем более оперы: качество. В спектакле башкирского театра все качественно. Все сделано для того, чтобы донести до нас великую музыку Римского-Корсакова.

Башкирский «Садко» невероятно красив! Театр смог себе позволить семь смен декораций. И каких!

Глядя на спектакль Башкирского государственного театра оперы и балета, я думал о том, что опера — это не жизнь. И не должна она стремиться быть жизнью. Режиссер может потрясать нас любыми изысками, но при одном условии: главным останется музыка. Особенно, когда есть достойный дирижер, достойный оркестр и замечательные солисты. Мы ходим в оперу не для того, чтобы погрузиться в жизнь (таких погружений более чем хватает), а, наоборот, чтобы оторваться от нее. Чтобы погрузиться — да! — в мир красоты и грез. А где это еще можно сделать? В мир гармонии. А где ее еще найдешь? Мир, непохожий на нас, но тем не менее существующий, сам факт чего уже внушает оптимизм.

За постановкой «Садко» ощущается огромная работа, невероятный труд. И хочется сказать создателям за это: «Спасибо. Все не зря. Вы подарили людям то, чего так не хватает в обыденной жизни». А зачем еще и приплывать-то Садко, как не для нашей, зрительской, радости? Спасибо за сказку, за чудо, за красоту…

https://rg.ru/2023/09/17/zachem-priplyl-sadko.html