23.05.2024

NEOКультура

Новости культуры и шоу-бизнеса

Печаль моя светла…

Отзыв редактора на книгу Евгения Шовунова

«Подземный ход, или Городок».

Может быть, один взгляд назад

Мне откроет в будущее глаза.

Константин Никольский

Как сказал один шутник, книги изобрели, когда человечество стала подводить память.

Ностальгия – от нее никуда не деться. И в воспоминаниях, ставших литературой, и в жизни. В центре детских воспоминаний – всегда двор, во все времена. «Послевоенный – над веревкой – волейбол», «Где твои семнадцать лет?..» Может, кто помнит еще и «…с хороших и верных товарищей, живущих в соседнем дворе»?

 «Мне грустно и легко; печаль моя светла», – эта пушкинская строка первым делом приходит на ум при чтении этого сборника. Но легкую, иногда грустную улыбку сплошь и рядом прогоняет хохот от фраз типа «На нем еще Юрий Гагарин в космос летал». А рассказ «Вендетта» просто нельзя читать, если дома кто-нибудь уже спит (проверено), рекомендуется для воспроизведения вслух в хорошей компании.

Теплота и «ламповость» (как часто говорят в последнее время) – вот что исходит от этих рассказов. А еще чувствуешь песок на зубах, горящие ладони и лопнувшие водянки от черенка лопаты или мотыги, запах травы в углах «штрафной» (в центре, а тем более во «вратарской» травы отродясь не водилось), комья земли в тогда еще буйных волосах и мелкий сор за шиворотом… Не забыл, не расплескал автор не только память, цвет, вкус и запах, но и слова и фразы того времени: «дюраль», «выход силой», «журнал “Бурда”», «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады», «махач» (это когда и улица на улицу, и район на район, но тогда уже плечом к плечу со вчерашним противником, а подготовка всегда дольше и увлекательнее, чем само действо). «Сейчас, с высоты прожитых лет, я понимаю, что судьба давала нам шанс пойти домой – пить чай и смотреть мультики. Но мы сами нарывались нанеприятности», – как это знакомо!

А потом появится новое, «мобильное» поколение, опустеют дворы, порастут высоким бурьяном вытоптанные раньше до блеска футбольные «пятачки». «Уходятстарые игры: Высокий дуб, Море волнуется раз, Классики, Резиночка, да даже банальные прятки, войнушкии футбол – детвора во дворах перестает играть».А еще были «В пекаря», «В выбивного», «В съедобное-несъедобное», всякие «лады» и «штандер»…

Хороший текст. Написано увлекательно, читается на одном дыхании.

 Книги пишут, чтобы не забыть, а читают, чтобы вспомнить. И память нас не подведет! И хочется прожить еще лет тридцать. Только чтобы узнать, смогут ли с такой же ностальгической грустью и теплотой нынешние подростки спустя годы так написать о своем детстве, своем дворе.

Юрий Иванов